Прямой перевод санскритского слова "хатха" — сила, мощь, усилие, напряжение, натуга, насилие, принуждение, необходимость. "Йога" — упряжка, сбруя, узда, применение, средство, прием, уловка, магия, волшебство, связь, взаимообусловленность с чем-либо, приобретение, выигрыш, работа, усердие, прилежание, сосредоточение, размышление, созерцание, этимология, структурное происхождение, правило, согласование, управление, контроль.


 Я намеренно не привожу никаких вариантов перевода сочетания "хатха-йога". Предлагаю читателю самостоятельно подобрать вариант, наиболее соответствующий его собственному пониманию.

 Хатха-йога не есть Путь, ибо никоим образом не ведет к развитию сердечности. Хатха-йога не имеет Сердца. Всякий же Путь без Сердца не есть истинный Путь.

 Хатха-йога есть технология интегрального совершенствования комплекса инструментов, посредством использования которых осознающее существо движется по Пути осознания. То, куда оно движется и Зачем, определяется его индивидуальным выбором и никак от практики хатха-йоги не зависит. Технологическая тренировочная практика не может быть фактором, определяющим религиозную, культурную и социально-иерархическую принадлежность индивида. Наоборот, религиозная, культурная и социально-иерархическая принадлежность индивида в большинстве случаев являются теми факторами, которые определяют характер применения им технологической тренировочной практики как инструментального средства. Например, согласно ряду источников, один из величайших йогинов-практиков раннего средневековья — Матсьендра-натх, разработавший целый класс йогических асан,— был буддистом. 

 Некоторые источники склонны считать буддистом также и Горакшу, вклад которого в формирование и развитие хатха-йоги был не менее значительным. Среди выдающихся йогинов прошлого и нынешнего столетия были и есть как индуисты и христиане, так и буддисты, даосы, и даже научные атеисты, а также те, кто не верит ни в науку, ни вообще во что бы то ни было, кроме фактов непосредственного восприятия.

 Из многих технологий интегрального совершенствования хатха-йога может быть отнесена к разряду отличающихся наибольшей эффективностью в освоении искусства владения органическим телом, искусства накопления и перераспределения энергии во всех компонентах индивидуальной энергетической структуры, искусства обретения контроля над Силой и управления намерением посредством воли. Возможно, именно хатха-йога в древние времена использовалась как одна из высших ступеней в технике общефизической и общеэнергетической подготовки отборных воинов — воинов-магов, чье участие в боевых действиях зачастую становилось решающим фактором, ибо они не только в совершенстве умели модулировать психологический настрой как своих, так и вражеских солдат, но также владели особым воинским искусством — посредством волевых манипуляций намерением они могли формировать ситуации, приводившие к неожиданному стечению совершенно случайных и непредсказуемых, но тем не менее роковых для противника, объективных обстоятельств. 

 Впрочем, и в настоящее время тренировочные методы хатха-йоги применяются в отличающихся особой эффективностью индийских школах боевых искусств в качестве практик "психоэнергетического наполнения" боевых техник — подобно тому, как используются техники цигун в тренировочных технологиях дальневосточных боевых систем. Кстати, согласно одной из, возможно, не лишенных оснований, версий, Бодхидхарма, который, если верить легенде, "пришел с Запада" и положил начало традиции Шаолиня, принадлежал к клану практиков индийского боевого искусства калари-пайятт.

 Последовательная корректная практика хатха-йоги приводит к накоплению и концентрации огромного количества энергии на всех уровнях энергетической структуры человеческого существа. "Застойная консервация" этой энергии разрушительна. Энергия накапливается и концентрируется для того, чтобы быть использованной. Поток жизни — поток непрерывно происходящих с нами изменений. Чем больше в нашем распоряжении энергии, тем значительнее изменения. То, изменяемся мы в направлении развития, свободы и осознания или же в направлении деградации, закрепощения и автоматизма, зависит не от количества энергии, имеющейся в системе нашей энергетической структуры, и даже не от того, в какой степени процессы ее перераспределения подконтрольны нашей воле, а прежде всего от того, куда и как мы эту энергию вкладываем или не вкладываем в процессе проживания своей личной судьбы.


 Формулы контроля — правила и ограничения, сформулированные в своде принципов ямы и ниямы — призваны по мере возможности предохранить практикующего хатха-йогу от смертельного дыхания вышедшего из-под власти воли вихря Силы, гиперконцентрированной за счет практики. 

 Но далеко не во всех случаях формул контроля оказывается достаточно. Энергия накапливается и концентрируется для того, чтобы быть вложенной в движение — движение по Пути. Путь — это жизнь. Что человек делает со своей жизнью, зависит только от него самого. Более того, по большому счету, формулы контроля в действительности таковыми не являются. Принципы ямы и ниямы — не свод абстрактных правил, а описание того, каким становится образ жизни человека вследствие практики йогических тренировочных техник. Если практикующий в какой-то момент не приведет свой образ жизни в строгое соответствие со сформулированными в правилах ямы и ниямы принципами, он попросту не выживет. Хатха-йога, вернее, накопленная в результате ее практики энергия, убьет его.

 Обусловленная практикой концентрация энергии в структуре человеческого существа приводит к усилению всех ее свойств. Все проявления человека приобретают гипертрофированный характер, хатха-йогин внутри себя сталкивается с самим собой — таким, какой он есть, со всеми своими достоинствами, недостатками и проблемами — но "усиленным" во много раз по сравнению с состоянием обычного среднего человека, хатха-йогу не практикующего. И то, что он с таким собою будет делать — сумеет ли совладать с животным автоматизмом в себе и развить качества осознающего существа,— зависит от его способности трезво и отрешенно взглянуть на самого себя, отделить в себе человеческое от звериного и сознательно перераспределить энергию так, чтобы вложение ее в процесс жизни — в процесс продвижения по Пути — привело не к деградации, а к развитию — эволюционному движению сознания от животного состояния к собственно человеческому. Это — битва, ибо таков ультимативный вызов, который решается бросить самому себе тот, кто вступает на тропу хатха-йоги. 

 Опасность деградации велика — в нас еще слишком сильны могущественные животные ментальные программы, выражающиеся во множестве обуревающих нас противоречивых желаний. Предельная отрешенность и полнота контроля необходимы для того, чтобы с ними совладать. Хатха-йога дает и контроль, и отрешенность. Но это — жестокий контроль безупречно отлаженного механизма и холодная равнодушная отрешенность вышедшего на охоту хищника. Чтобы использовать их "наоборот" — для избавления себя от диктата сидящего в каждом из нас зверя, нужно что-то еще. Это "что-то еще" — самое главное, то, что превращает нашу жизнь в Путь. Я назову это самое главное "что-то еще" Сердцем или Любовью, ибо другие слова для обозначения ЭТОГО мне не известны. Точно так же, как неизвестно мне, откуда ЭТО берется и на что похоже... Просто возникает и оказывается существующим и не поддающимся ни выражению, ни описанию какими бы то ни было средствами. Ощущение ЭТОГО может явственно присутствовать в образах, навеваемых "настоящим" искусством, что, однако, все равно нельзя считать описанием, скорее — игрой восприятия. Или игрой с восприятием...

 Итак, прежде чем двигаться дальше, запомним — хатха-йога не есть Путь, но лишь технология обеспечения нашего продвижения по Пути отрешенно и безупречно контролируемой энергией. То же, на что мы потратим эту энергию, не зависит от тренировочных алгоритмов хатха-йоги. Это зависит только от нас, от того выбора самих себя, который мы делаем в каждое мгновение своей жизни. Используя энергию и уровень владения информацией о сущности устройства Мира, даваемые практикой хатха-йоги, каждый из нас может с одинаковым успехом как на десятилетия сохранить силу и молодость, так и прикончить себя в течение нескольких месяцев, как превратиться в полностью осознающего себя свободного бога, так и стать скованным "встроенными"-ментальными программами до состояния зомби-автоматизма жестоким самодовольным похотливым животным, обладающим чудовищными силами и способным разрушить любые преграды на пути к реализации желаний и страстей, "надиктованных" ему "поставщиками" программ. Это — крайности, для их достижения успешность практики хатха-йоги должна быть максимальной. Между ними — весьма богатый спектр состояний. Где на этой шкале окажемся мы, полностью зависит от того, в какой степени в своем ежесекундном выборе самих себя мы сверяемся с Сердцем нашего жизненного Пути, и вообще, является наша жизнь Путем или это просто равнодушное прозябание в ожидании смерти, то есть имеется ли в ней Сердце как таковое.

 

 

Отрывок из книги
«Хатха-йога. Концептуальный очерк»